Category: фантастика

мир с книгой

26. Станислав Лем, «Звездные дневники Ийона Тихого»

«Власти регламентируют свободу, но границы, которые они ей ставят, не настоящие, и их штурмуют бунтовщики, потому что нельзя закрыть совершенные однажды открытия. Называя Сатану воплощением свободы, я хотел лишь сказать, что он есть та сторона Божьего дела, которая ужасает нас больше всего; Сатана – это распутье возможностей, на котором, достигнув цели, мы застыли, словно в параличе«.</p>

станислав лем звездные дневники ийон тихийА какое из путешествий прославленного и неустрашимого космопилота Ийона Тихого ваше любимое? Мне придется смириться с тем, что первое впечатление самое сильное, и ответить на этот вопрос номером 25. То самое, в котором профессор Тарантога, не менее прославленный и не менее неустрашимый, дразнил динозавров.

«Вас, конечно, интересует, каким образом я оставил для Вас письменное сообщение на предыдущей планете. Способ довольно прост. Эта планета переживает эпоху, соответствующую каменноугольной на Земле, и населена гигантскими ящерами, среди которых есть ужасные атлантозавры сорокаметровой длины. Высадившись на планете, я подкрался к большому стаду атлантозавров и до тех пор дразнил их, пока они не кинулись на меня. Тогда я быстро побежал по лесу с таким расчетом, чтобы путь моего бегства образовал контуры букв, а стадо, мчавшееся за мною, валило деревья подряд«.

Collapse )

мир с книгой

30. Марк Миллар, Стив Макнивен, «Росомаха. Старик Логан»

Сценарист Марк Миллар – enfant terrible американского комикса. Причем в равных пропорциях: terrible потому, что выбирает в своих работах мрачные и шокирующие темы; enfant – потому что сущий ребенок в том, как жестоко играет и ломает устаревшую и поднадоевшую игрушку американского комиксного мейнстрима. Вывернуть, расчленить, расколошматить – все это Миллару по душе.

Прошло пятьдесят лет после великой войны супергероев и суперзлодеев, в которой победили последние. (Кстати, тема излюбленная у Миллара, см. комиксы «Гражданская война», «Особо опасен».) Несколько выживших спрятались по норам. Старик Логан, Росомаха, пытается жить праведной жизнью бедного фермера. У него есть жена и дети, а про когти свои он пытается и не вспоминать.

Росомаха Старик Логан Люди ИксСамо собой, «идиллия» эта не может длиться вечно. Но стоит отдать Миллару должное, толстовца он из Росомахи делает до последнего, настолько сжимая пружину ожидания, что уже самому хочется царапаться, а не дожидаться, когда Росомаха выпустит свои смертоносные клинки. (Тут я хотел бы упомянуть, что то, как Миллар сделал из Росомахи пацифиста – отдельный немаловажный и интеснейший элемент всей истории.) Мутант Росомаха является, пожалуй, самым известным, популярным и харизматичным из супергероев вселенной «Люди-Х». Здесь вам и «добро с кулаками», и «благими намерениями…», и «на лицо ужасный…», и множество других архетипов, удачно сочетаемых в одном персонаже. Что, как мне кажется, и принесло ему всенародную любовь.

Росомаха Старик Логан Люди ИксАмериканский супергеройский комикс, пожалуй, излишне забит стероидами. Отсюда острая потребность в перезагрузке, в обновлении, в перерождении (отсюда интерес к альтернативным версиям; смещение акцентов; помещение в центр истории анти-героев и т.д. и т.п.). Марк Миллар один из тех, кто устраивает жанру чрезвычайно болезненную, но при том, эффективную реабилитацию. (Причем, орудуя исключительно тем инструментарием, что дает сам американский мейнстримовый комикс. Так победа злодеев в мире «Старика Логана» произошла через союз: «Знаешь, сколько суперзлодеев приходится на одного супергероя? Двадцать. А то и пятьдесят».) Кстати, возрождение, и буквальное, и символическое является главным пунктом истории, рассказанной в комиксе «Росомаха. Старик Логан».

Даже сам мир, в которой помещает Миллар персонажей, остро нуждается в ренессансе – это пост-апокалиптические пустоши, в лучших традициях «Безумного Макса» и «Fallout». Америка поделена на зоны влияний злодеев, но большей своей частью умирает, превращаясь в пустыню (этому способствуют и введенные эпизодически представители расы отвратительных подземных жителей, устраивающих подкопы под городами, опускающие небоскребы в недра Земли – один из героев замечает, что они, монстры, возможно выполняют роль иммунной системы планеты). По жанру это роуд-стори, с элементами вестерна, и развязкой в стиле фильма «С меня хватит». (В общем, «Когда хороший человек идет на войну»…если вы меня понимаете =) ).

Признаться честно, я терпеть не могу пафосных, дошедших до абсурда, и обрюзгших в своей многотомности супергеройских Вселенных компаний Marvel и DC. Видно именно по этому, из желания ломать, мне так и нравятся мрачные фантазии Марка Миллара.

P.S. Не сказал ни слова про рисунок, а ведь стоит. Нарисовано отлично.

Скачать комикс Марка Миллара и Стива Макнивена
«Росомаха. Старик Логан»

http://happybookyear.ru
мир с книгой

Unspeakable Vault of Doom

Вот уже несколько лет я с удовольствием читаю замечательные комикс-стрипы, которые рисует французский художник и иллюстратор Франсуа Лане. Его «проект» называет Unspeakable Vault (of Doom) и посвящен героям, созданным Говардом Филипсом Лавкрафтом (и его последователям).</p>

Читать по-английски и самое свежее можно на сайте. Но и в ЖЖ есть сообщество, которое занимается переводами. Какое-то время оно было довольно вялым, но в последний месяц ожило.

К чему я все это рассказываю? Среди историй Лане есть фантазия на тему рассказа «Музыка Эриха Занна», рассказывающая о музыканте, который одержим мрачными видениями страшного мира Древних и который уверен, что пока звучит его музыка – он может противостоять их проникновению в мир наш. Прочитать вы его можете здесь. В остроумных комиксах Лане безликие людишки идут на прокорм лавкрафтианских богов толпами. А вот с Занном получилась удивительная ситуация – к его герою проникаешься каким-то особым сочувствием. И полностю согласен с комментатором, подписавшимся под последний (на данный момент историей): «Неееет! Отпусти его, безобразное животное!»

Итак, посмотрим всю историю целиком.
Лавкрафт комиксы Эрихх Занн

Collapse )
мир с книгой

Марки с нянюшкой Ягг, Волдемортом и компанией

Британская Royal Mail выпустила замечательный набор марок с персонажами популярных фэнтези: книги Пратчетта, сага о Гарри Поттере, «Хроники Нарнии», легенда о Короле Артуре. Я недавно заходил на почту и хотел купить какие-нибудь интересные марки. Интересные были только в коллекционных наборах, советского выпуска. Но ведь их сейчас не наклеишь, чтобы отправить письмо. А вот такими бы с руками оторвал бы. Любуйтесь.
марки с Гарри Поттером Пратчетт Хроники Нарнии Collapse )

мир с книгой

9. Наталья Щерба, «Часодеи. Часовой ключ»

«Кажется, – успела подумать Василиса, – мои приключения только начинаются».
Наталья Щерба, «Часодеи. Часовой ключ», 414 страница!

Наталья Щерба Часодеи Часовой ключ рецензия Жила была бедная сирота (здесь: Василиса), почти 13 лет отроду. Красавица, спортсменка, но по современности – не комсомолка. Мать, вроде как умерла; таинственный отец – на какой-то таинственной службе, и последние 12 лет не показывался. Вдруг! Трах-бабах! Другой мир. Чародейство (по введенной здесь терминологии – часодейство со всеми атрибутами.) Скандалы, интриги, расследования! Школы магии. Борьба Добра и Зла. И это только первый том серии (трилогии).

Вас не удивляет, почему я скептически отношусь к жанру фэнтези? Особенно подросткового? Или здесь все должно работать по принципу – раз хорошо отлаженная и сработанная схема действует, значит трогать ничего не будем, пущай так тарахтит?

При том, при всем, я не скажу, что книга эта какая-то откровенно плохая. Она просто никакая. Первая сотня страниц, что обычно легко промахивается, уже не побуждала меня к дальнейшему чтению. Жена сказала: «Ну, и брось». Но, книга оказалась сродни жвачке, потерявшей вкус. Вроде жуется, ну и ладно.

Еще один важный момент – нам обоюдно не повезло. Мне с книгой, книге со мной. Дотронувшись до щетины, я с тоской обнаружил, что мне ну никак не ощутить себя пубертатной девочкой, падкой на дешевую бижутерию и милости про «трех феечек, которых мыли из трех садовых леечек». (Кстати, не шучу, эпизод, похожий этому классическому английскому детскому стишку в книге есть!)

В этой книге есть все то, что так не нравится, лично мне (т.к. я допускаю, что здесь я просто не ЦА, и свой рой писков она получит), в фэнтези о юных волшебниках из других миров. Во-первых, сама схема (наш мир – мир волшебства; внезапность транспортировки герои из одного в другой). Во-вторых, аморфность главного персонажа, которого ведут по перипетиям, не как по ненадежным болотным кочкам, а словно по автобану. Все что нужно с главным героем случится, от него ничего не зависит. В-третьих, попытка из солянки сделать фуа-гра. Т.е. смешать в один котел магию, механику и математику, Гарри Поттера и Алису в стране чудес, единорогов и пришедшие, то ли из незнайки, то ли из второсортного брутального фентэзи, поездки на ящерицах. Все это попытка создать особый, ярчайший волшебный мир. На деле – лоскутное одеяло. Неказистое, и даже не умиляющее хенд-мейдом. В-четвертых, заявка на многотомность. Я, верно, не справедлив, но нет в этих книг чего-то ТАКОГО, что достойно многотомника.

Однако я не могу не отметить мастерство Натальи Щербы. Книга не разочаровывает висящими концами, все подогнано без уродливых швов. В какой-то момент, правда, ловишь себя на мысли о дистилированности текста, слишком уж все гладко. Так же, стоит отметить, что Щерба как будто ловко уворачивается от клише жанра. Так, например, Василиса не становится ученицей школы часодеев, что можно было бы ожидать. Приключения уводят ее вдаль от альма матер. Главный выверт, это своеобразная игра от противного. Если Гарри Поттер попадал в мир волшебства, как в новую дружелюбную семью, от своих черствых опекунов, то в «Часодеях» Василиса, как бы девочка, которая изначально на стороне добра, становится родственницей своеобразных «Малфоев» этого мира. Особое место в книге занимают интриги и хитроумные схемы, в которых герои становятся пешками, чьи ходы предусмотрены заранее. И это, я бы сказал, приятно радует. Такое гадское фэнтези :) К тому же, создается ощущение, что не все так очевидно будет развиваться в последующих книгах серии.

Что ж, кто-то увидит – прочитает. Но точно не я. Говорю, мой интерес пропал уже где-то на первой сотне страниц. В пресс-релизе к этой книге было написано, мол она – победительница какого-то конкурса детской литературы. Т.е. – это самое лучшее, что было подано в заявках. Что ж, хорошо, что мне не попались на чтение проигравшие.

http://happybookyear.ru
мир с книгой

Born to Rune



Вот такой замечательный человечек поселился сегодня у меня.
Если вы его не знаете, то знакомьтесь.
Френды - Ринсвинд, Ринсвинд - френды.
Ринсвинд - патологический трус и горе вАлшебник (именно так и написано на его шляпе "wiZZard"), обитающий на страницах романов английского писателя Терри Пратчетта. Терри Пратчетта заслужено почитают за одного из самых смешных авторов, а Ринсвинд (с не меньшей уверенностью) полагает что весь окружающий мир желает ему смерти.
Смерти ему желают злые волшебники, старинные проклятия и даже бутерброды.
О скитаниях этого обаятельного труса очень интересно и, главное, смешно читать.

"Он труслив, но его постоянно настигают неприятности. Стоит ему на минутку улечься отдохнуть, как судьба подкидывает ему испытания. Его девиз: «Я бегу, следовательно, я существую». К нему безуспешно пытается прийти Смерть, чтобы забрать его душу, но он то спасается в последний момент, то оказывается не в том месте, где его ожидала бы гибель. Со временем песочные часы его жизни начинают искривляться, а песок в них течет вспять. Ринсвинд известный знаток лингвистики и практической географии — он может крикнуть «Помогите!» на четырнадцати языках и умолять о пощаде еще на двенадцати".

А теперь, вот, он прячется у меня. Фигурку вылепил из глины и подарил мне мой очень хороший друг - Леша Макаров (я его даже не просил, что вдвойне приятно ;) ).

Ринсвинд художника Пола Кидби (который и вдохновлял Лешу).
мир с книгой

Нил Гейман, игры на поле Лавкрафта

Три рассказа Нила Геймана, с которых я начал свое знакомство с творчеством писателя, посвящены мифологии и вселенной произведений Говарда Филипса Лавкрафта. Это: «Этюд в изумрудных тонах», «Особое шогготское» и «Просто опять конец света». В предисловии к «Особому шогготскому» Гейман рассказывает, что познакомившись с одним представителем книжного бизнеса 48 часов подряд пил с ним в баре, попутно читая лекцию о Лавкрафте. Не только этой попойкой Гейман выдает в себе любителя Говарда Филипса. К примеру, тот же «Этюд в изумрудных тонах» с головой выдает кумиров автора.

И все же, замечательный рассказ «Этюд в изумрудных тонах», на мой взгляд, получил свою «Хьюго» не заслужено.
«Этюд в изумрудных тонах» – это занятная стилистическая зарисовка, в которой Гейман смешал в одну шипучку рассказы о Шерлоке Холмсе с рассказами о Ктулху. Коктейльчик получился, скажу вам, бодренький. Альтернативная всем историям история. 700 лет тому назад Древние овладели Землей. Теперь – они правят нашим миром, и судя по всему вполне справедливо и гуманно…ну, в их понятиях гуманности.

Рассказ начинается с того, что отставной офицер находит себе комнатку на съем, на простенькой улочке Бейкер, и селится там компаньоном странного типа – помогающего полиции расследовать самые запутанные дела. Через пару страниц – первый труп. «– Вы до сего дня никогда не видели особу королевской крови? – спросил он. Я покачал головой. – Ну, такое зрелище может потрясти любого неподготовленного человека. Что это с вами, друг мой, вы дрожите!» Труп – распотрошенная каракатица, чьей изумрудной кровью было залито все вокруг. Каракатица – бастард, полукровка – коронованная особа Европы. Вобщем, в мире рассказа Геймана – все монаршие персоны – либо сами Древние, либо чудища – их порождения. Заканчивается рассказ стильным вензельком – новостью об убийстве Александра II. Еще одной гадиной меньше. Так кто же мочит кронпринцев и иже с ними? Некие сволочи и еритики – реставрационисты, борющиеся за власть без Древних. (Кстати, еще одна милейшая сценка – аудиенция у Королевы.)

И все же, не смотря на очень стильный фанфик, мне, как поклоннику в большей степени Холмса, чем Инсмутских ужасов – было обидно, что Лавкрафту было в тексте отведено главенствование. Холмсовский антураж заключается в рамках, вырванных из некоторых рассказов, да утрированной манере изображения дедуктивного метода. В таком виде – холмсовский шарм выглядит несколько шутовским.

Кстати, да и от Лавкрафта на деле в рассказе не так уж много. Рассказ очень динамичный, читается с удовольствием и быстро,и предложения не занимают по пол страницы. Ну, это ж не Лавкрафт :)

Получившаяся стилизация мила, хоть и не закончена. К примеру – великолепная концепция с Ктулхами власть придержащими – показана лишь несколькими мазками.

Но есть у рассказа еще один пласт – это загадки. Самые простые выполнены в виде рекламных заставок перед каждой главкой – над кем шутит Гейман угодать не сложно. Тут некий мясник Джек приглашает всех в свою лавку(дамам скидки!), а умелец-ученый Виктор предлагает лечить импотенцию электрическим током(электричество оживит – умершее!). Но главные загадки – ху из ху – персонажи рассказа. Ватсон ли рассказчик, Холмс ли главный герой? И кто же убийцы – загадочные Сигерсон и Верне. Если вы неплохо знаете истории о Холмсе – то разгадаете их все, без труда, и будете приятно поражены – как все в рассказе Геймана скачет с ног на голову, и обратно.

«Особое шогготское» – как рассказывал сам Гейман родилось из пьяных бесед. Пьяной беседой, по сути рассказ и является. Американский турист Бен путешествует по Англии. «Бенжамин Ласситер пришел к неизбежному выводу, что женщина, написавшая «Путеводитель пеших экскурсий по английскому побережью», книгу, которую он носил за спиной в рюкзаке, ни на одной пешей экскурсии не была и английского побережья, вероятно, не узнает, даже протанцуй оно по ее спальне во главе военного оркестра, громко и радостно распевая «Я английское побережье…» под аккомпанемент казу». Наконец он набредает на паршивый городишко под названием Инсмут, где в пабе за кружечкой «Особого шогготского» пива знакомится с парочкой местных забулдыг, которые на чем свет стоит поносят проклятого писаку Г.Ф.Лавкрафта. «— Ну да. Г. Ф. Лавкрафт. Не понимаю, из-за чего такой сыр-бор. Он и писать-то, мать его, не умел. — С шумом втянув в себя темное пиво, он длинным и подвижным языком облизнул с губ пену. — Взять хотя бы слова, которые он употребляет. «Таимничий». Ты знаешь, что значит «таимничий»?» Кстати, и почему эти алконавты там напоминают лягушек? Очень смешной рассказ. Этакая чечетка на костях Говарда.

А вот третий рассказ – «Просто опять конец света» – ближе всего по духу и по стилистике к темному гению Лавкрафта. О, да, тут-то нас и поджидают предложения длиной в пару добрых абзацев! :) История одинокого оборотня, томящегося от своего проклятия, и который становится ключевой фигурой в обряде пришествия Древних – интересна. Веет от нее и настоящим лавкрафтианским холодком ужаса. Некладбищенским холодком, а тем самым – из темных морских глубин. Ну и некоторые фразочки прелестны о том, что спасение от конца света в мелочах, или, парафраз о серости кошек ночью – что мол, во тьме кровь мажет либо черным, либо серым.

В общем, советую от души! :)

К сожалению, пока либрусек лежит недоступным даю очень корявые ссылки на рассказы:
«Этюд в изумрудных тонах»
«Особое шогготское»
А вот рассказа «Просто опять конец света» – найти не удалось — когда же поднимут либрусек :,(

http://happybookyear.ru
сила в книгах

Нил Гейман, игры на поле Лавкрафта

Три рассказа Нила Геймана, с которых я начал свое знакомство с творчеством писателя, посвящены мифологии и вселенной произведений Говарда Филипса Лавкрафта. Это: "Этюд в изумрудных тонах", "Особое шогготское" и "Просто опять конец света". В предисловии к "Особому шогготскому" Гейман рассказывает, что познакомившись с одним представителем книжного бизнеса 48 часов подряд пил с ним в баре, попутно читая лекцию о Лавкрафте. Не только этой попойкой Гейман выдает в себе любителя Говарда Филипса. К примеру, тот же "Этюд в изумрудных тонах" с головой выдает кумиров автора.

И все же, замечательный рассказ "Этюд в изумрудных тонах", на мой взгляд, получил свою "Хьюго" не заслужено.
"Этюд в изумрудных тонах" - это занятная стилистическая зарисовка, в которой Гейман смешал в одну шипучку рассказы о Шерлоке Холмсе с рассказами о Ктулху. Коктейльчик получился, скажу вам, бодренький. Альтернативная всем историям история. 700 лет тому назад Древние овладели Землей. Теперь - они правят нашим миром, и судя по всему вполне справедливо и гуманно...ну, в их понятиях гуманности.Collapse )

"Особое шогготское" - как рассказывал сам Гейман родилось из пьяных бесед. Пьяной беседой, по сути рассказ и является. Американский турист Бен путешествует по Англии. "Бенжамин Ласситер пришел к неизбежному выводу, что женщина, написавшая «Путеводитель пеших экскурсий по английскому побережью», книгу, которую он носил за спиной в рюкзаке, ни на одной пешей экскурсии не была и английского побережья, вероятно, не узнает, даже протанцуй оно по ее спальне во главе военного оркестра, громко и радостно распевая «Я английское побережье...» под аккомпанемент казу". Наконец он набредает на паршивый городишко под названием Инсмут, где в пабе за кружечкой "Особого шогготского" пива знакомится с парочкой местных забулдыг, которые на чем свет стоит поносят проклятого писаку Г.Ф.Лавкрафта. "— Ну да. Г. Ф. Лавкрафт. Не понимаю, из-за чего такой сыр-бор. Он и писать-то, мать его, не умел. — С шумом втянув в себя темное пиво, он длинным и подвижным языком облизнул с губ пену. — Взять хотя бы слова, которые он употребляет. «Таимничий». Ты знаешь, что значит «таимничий»?" Кстати, и почему эти алконавты там напоминают лягушек? Очень смешной рассказ. Этакая чечетка на костях Говарда.

А вот третий рассказ - "Просто опять конец света" - ближе всего по духу и по стилистике к темному гению Лавкрафта. О, да, тут-то нас и поджидают предложения длиной в пару добрых абзацев! :) История одинокого оборотня, томящегося от своего проклятия, и который становится ключевой фигурой в обряде пришествия Древних - интересна. Веет от нее и настоящим лавкрафтианским холодком ужаса. Некладбищенским холодком, а тем самым - из темных морских глубин. Ну и некоторые фразочки прелестны о том, что спасение от конца света в мелочах, или, парафраз о серости кошек ночью - что мол, во тьме кровь мажет либо черным, либо серым.

В общем, советую от души! :)

К сожалению, пока либрусек лежит недоступным даю очень корявые ссылки на рассказы:
"Этюд в изумрудных тонах"
"Особое шогготское"
А вот рассказа "Просто опять конец света" - найти не удалось -- когда же поднимут либрусек :,(
мир с книгой

Анджей Сапковский, «Пируг или Нет золота в серых горах»

Не так давно, опубликовав свой отзыв на книгу Ника Перумова "Алиедора", мне посоветовали прочесть эссе Анджея Сапковского "Пируг или Нет золота в серых горах", так же посвященное обличению жанра фэнтези. Советчику спасибо большое, т.к. эссе доставило наслаждение многим. И тем о чем написано, и тем – как.

Книг пана Сапковского, создателя серии о "Ведьмаке" я не читал, и не уверен, что прочту в ближайшем времени, но уровень этого эссе показал мне, что вряд ли я сильно разочаруюсь в его произведениях. Сам Анджей в этом эссе даже иронизирует: "Ха, и все это пишет тип, производящий "Ведьминов"!"

Эссе "Пируг" написано в 1993 году и посвящено засилью на польском книжном рынке низкопробного фэнтези. Причем, автор так же дает конкретную терминологию, против какого фэнтези он выступает, пользуясь определением Стивена Кинга: "strongthewed barbarians whose extraordinary prowess at fighting is only excelled by their extraordinary prowess at fucking" ("варвары с сильными мышцами, чья исключительная удаль в сражении превосходится разве что исключительной удалью в трахании"). Сапковский анализирует классическое фэнтези беря его за образец, за "идеал" и сравнивает с ним сорные поделки многочисленных авторов.

Под конец градус эссе накаляется и пан Сапковский ударяется в бичевание новоявленного славянского фэнтези. Поначалу даже кажется, что его заносит, но чуть позже он объясняет главные раздражающие его мотивы – плоскость и скудоумость миров этого славянскго Пиружничества, где от фольклора берутся лишь атрибуты и мотивы (но автор не изучает культурный фольклорный вопрос, не вдается в логику того, на чем строит свое проивзедение низводя все до банального мяса и кровищи).

Важно отметить, что это эссе почти универсально. И фэнтези в нем можно заменить на столь массовую сегодня боевую фантастику или становяющуяся модной в России космо-оперу. Ведь главное, против чего выступает Сапковский – это вещь, по словам Энштейна соревнующаяся в бесконечности с самой Вселенной – человеческая глупость. Глупость, ленность и алчность авторов, подающие читателю (почти зрителю) литературные отбросы. Стоит отметить, что местами Сапковский не щадит и читателя, готового эти отбросы поглащать.

Да, эта борьба против глупости и ленности ума – заведома проиграна. В примечании Сапковский и отмечает, что тратить время на споры и полемику своей работе он не намерен. Конечно, можно умыть руки и сказать, мол я хороший – я бяку читать не буду, Кеша – умный. Но я очень хорошо понимаю Сапковского. Все-таки, как бы наивно это не звучало, как бы не уподоблялось это блондинке на конкурсе красоты, но моя мечта – мир во всем Мире и хорошая литература – каждому!

Читать искрометное эссе Анджея Сапковского
"Пируг или Нет золота в Серых горах"

http://happybookyear.ru